Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

47

и сошел бы с ума в психиатрической больнице от  своей нерешительности. Нет, нет?

    Его полнокровные красные щеки как-то  плутовски  надулись,  он  пырхнул рассыпчатым смешком, и тут Никитин сказал разочарованно:

    - Какой хороший сюжет вы испортили, господин Вебер.

    - Я продаю его вам в первозданном виде, -  ответил  довольный  господин Вебер. - Вставите мой сюжет в роман, который я издам хорошим тиражом, пять процентов от проданной книги мне... Впрочем, можете заплатить черной икрой в Москве. Нет, нет?

    - Контракт! Я выписываю чек! Но при условии, если в романе будет нежная история  с  мальчиком!  -  ернически  воскликнул  Дицман  и  выхватил    из внутреннего кармана пиджака чековую книжку, потряс ею. -  Думаю,  что  при вашем таланте, господин Никитин, вы  эту  вакантную  историю  написали  бы весьма впечатляюще!

    - В шутке явное предложение,  -  Самсонов  толкнул  под  столиком  ногу Никитина. - Ясно?

    - Благодарю вас, - сказал Никитин. - Спрячьте чековую книжку, иначе  вы соблазните меня лаврами Генри Миллера.

    - Сюжет куплен за одну марку, господа! Разрешите  мне  быть  поверенной господина Никитина?

    Госпожа Герберт щелкнула  замочком  своей  лаковой  сумочки,  повертела перед всеми новенькой металлической маркой и вложила ее в карман господина Вебера; тот, покрякивая, подмигивая, похлопал рукой по карману, говоря:

    - Сюжет продан слишком дешево. Нет? Нет?

    - Благодарю, госпожа Герберт, я готов взять вас в секретари, потому что уверен - не прогорю, - сказал Никитин.

    Она улыбкой ответила на этот милый словесный пустяк, а он  с  насильной попыткой  найти  твердую  точку  ощущения  опять,    как    в    раздражающем воспоминании забытой, вертящейся  на  памяти  фамилии,  подумал,  что  тот вопросительный, долгий, пристальный взгляд ее, удививший его, и  постоянно улавливаемое им внимание ее, и эта полукокетливая  улыбка  были  в  схожих обстоятельствах и раньше когда-то: так же в некий час шло тепло от камина, тянулся сигаретный дым под зонтиком торшера,  так  же  сидел  он  напротив какой-то женщины, говорил ей те же  необязательные  слова,  какие  говорил сейчас, и она отвечала ему неясной  улыбкой,  уже  виденной  им  в  смутно прошедшем кругу другой жизни. Но при всем усилии памяти он не  мог  ничего вспомнить точно, ибо это были не мысли, а тени мыслей,  не  реальность,  а белесая тень реальности.

    "По-моему, она чем-то обеспокоена, она в чем-то опасается  за  меня,  - думал Никитин. - И это передается мне ее  взглядом,  улыбкой  и  вот  этой маркой, которой она очень быстро закончила разговор".

    - Как странно, господа,  вы  обсмеяли  время,  связанное  с  войной,  - проговорил недовольно Самсонов, скрестив  на  груди  толстоватые  руки.  - Деньги, мальчик, пикантные истории.  В  конце  концов,  есть  и  серьезные понятия, связанные с прошлой трагедией Германии.  Я  имею  в  виду  судьбу вашего народа, родины,  ответственность  перед  будущим.  За  что  погибли миллионы немцев?

    Господин Дицман вскинулся, подпрыгнул в кресле, всплеснул всеми десятью растопыренными пальцами над столиком.

    -  Что?  Понятия  "родина",  "народ"?  "Ответственность"?    Они    давно претерпели инфляцию! Они были использованы Гитлером

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


сказки
Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту