Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

22

замечая, заложив одну руку за спинку стула, занят был беседой с Грековым и глубокомысленно взглядывал на свою руку,  на  дымящуюся  папиросу,  плавно поднося ее к пепельнице. Греков с серьезным лицом слушал его -  щеки  были розовы от выпитого вина - в утвердительном наклоне  его  белой  головы,  в терпеливо опущенных веках выражалось почтительное уважение к собеседнику и вместе некая извинительная занятость перед остальными.

    - Валерий! - неожиданно подняв голубые глаза, мягко произнес  Греков  и дружеским нажатием на колено молодого человека попросил у него  извинения. - Кажется, в передней, голубчик, звонок. У меня гости  все.  Встречай  уж, дружок! К тебе, к тебе!..

    - Простите, Василий Иванович, я не договорил... Надеюсь,  вы  не  очень обиделись?

    Валерий удивленно поднял брови на отца,  затем  с  иронически-галантным поклоном встал перед ничего не ответившим ему профессором, отодвинул стул, вышел из комнаты.

    - Так... - произнес Василий Иванович. - Весьма интересно.

    - Вы так уж удивлены? -  спросил  румяный  доцент.  -  Вы  это  впервые слышите?

    Наступило молчание,  будто  что-то  незаметно  нарушилось  после  ухода Валерия, гости рассеянно играли вилками, пожимали плечами или  значительно переглядывались. Василий Иванович как бы в нетерпении сжимал и разжимал на столе сухие пальцы, затем брезгливо оттолкнул  от  себя  недопитую  рюмку, произнес вполголоса:

    - Вот вам студенты! Просто мышление питекантропа.

    - Вы в этом... вполне уверены? -  не  без  невинного  ехидства  выкатил веселые рыжие глаза бритоголовый профессор и огромной волосатой рукой взял бутылку коньяку; и,  посопев,  живо  толкнул  локтем  молчаливо  сидевшего Никиту. - Ну а вы как полагаете на этот счет,  товарищ  студент?  Как  вам точка зрения однокашника?

    - Я?.. - отрывисто спросил Никита, краснея от неожиданности вопроса.  - Да. А что?

    Василий Иванович  вскинул  подбородок,  забарабанил  пальцами  по  краю стола, недоверчиво поинтересовался:

    - А вы, позвольте узнать, из какого института? Что-то я вас в коридорах не видывал.

    - Из Ленинграда.

    - Чудесно.  Значит,  и  там  процветает  подобное?  Совсем  обрадовали, пре-екрасно! - Василий Иванович откинулся на стуле. - Значит, и там?

    - Какое же "подобное"? - сказал Никита, испытывая вдруг  раздражение  и против своей скованности и против профессора, его тяжелого и  самолюбивого взгляда. - Ведь надо знать,  чтобы  утверждать  это.  Почему  вы  говорите "подобное"?..

    - Вот, вот, - шумно засопел бритоголовый, локтем подталкивая Никиту.  - Жмите, жмите. Не стесняйтесь!

    В это время  возникло  какое-то  движение  за  дверью,  оттуда  донесся простуженный  голос  Валерия:  "Проходите,  проходите!"  -    и    затем    в сопровождении его длинной фигуры - без  пиджака,  горло  повязано  бинтом, галстук распущен - в столовую вошли двое запоздалых гостей,  возле  порога остановились с тем беспокойно-привыкающим выражением, какое бывает,  когда входят из потемок на яркий свет.

    - Алешенька! Дина... Ка-акие  же  вы  молодцы,  голубчики!  -  раздался громкий, почти режущий радостью  возглас  Грекова.  -  Нет,  нет!  Нас  не забывает молодежь, не забывает!.. Спасибо, спасибо! Какие же вы молодцы!

 

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


сказки
Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту