Бондарев Юрий Васильевич
(1896—1988)
Романы
Краткое содержание

92

до сухоплюевского окопа, покрытого сверху плащпалаткой, крикнул связисту:

        – Кто? Гуляев?

        Кондратьев схватил трубку, облизнул шершавые, обветренные губы.

        – Товарищ четвертый…

        – Что?

        – Я не могу ждать. На что мы надеемся? Полковник Гуляев шумно дышал в трубку.

        – На чудо. И терпение.

        – Чуда не будет. Я открываю огонь!

        Было молчание – долгое, мучительное, неясное. – Открывай, – неожиданно тихо сказал полковник. – Открывай, сынок… Открывай. По НовоМихайловке. Да людей своих береги. Вы ведь у меня… последние артиллеристы.

        А Шура, прислонясь к стене окопа, не замеченная Кондратьевым, куталась в плащпалатку, как будто знобило ее.

       

Глава пятнадцатая

       

        Глубокой ночью, ясно вызвездившей над Днепром, небольшой плот отчалил от правого берега, мягко захлюпал по черной воде, качаясь и наплывая на синие зигзаги горевших в воде созвездий.

        В эту ночь не зажигали реку немецкие прожекторы, не стреляли вдоль берега крупнокалиберные пулеметы, танки не били прямой наводкой по острову на шум машин, на случайный огонек.

        Ночь, темная, с холодным воздухом, кристальной тишиной поздней осени, легла на успокоенные высоты, на уснувшую, измученную землю. Изредка слева, как бы сонно и нехотя, вспыхивали немецкие ракеты, без звука сыпались красные светляки пуль.

        Бежала и нежно лепетала вокруг бревен вода, скрипели уключины, дремотно поскрипывали, терлись бревна.

        «Кажется, весь день был ветер, а теперь какая странная тишина, – лежа спиной на соломе, думал Кондратьев, испытывая смешанное чувство легкости и беспокойства. – И куда мы плывем под этим звездным небом? В тишину… Но, кажется, ктото убит. Что случилось с Сухоплюевым? Он лежал между станин лицом вниз… без фуражки. Рядом с Елютиным. А орудия где?» Он напряг память, хотел вспомнить, что произошло несколько часов назад, но ничего не мог вспомнить. Мешала тяжесть в висках, ломило в надбровье, и путала мысли втягивающая студеная высота мерцающего неба. Скрипуче пели уключины, душно пахла солома, влажная плащпалатка неприятно корябала подбородок. Он сделал движение, перебинтованная голова была точно привязана к бревнам.

        – Шура, – слабо позвал он. – Где Шура?.. Звезды исчезли, их заслонил ктото, повеяло свежестью в лицо.

        – Шура?..

        – Я, Сережа, – прошелестел осторожный шепот из темноты. – Что, болит? А ты не поворачивайся, не надо…

        – Шура, меня ранило? Ничего не помню… Где Сухоплюев?

        – Нет его.

        – А Елютин?

        – Нет.

        – Где они?

        Она помолчала.

        – Сними плащпалатку, – попросил он и после добавил уже неуверенно: – Говори, Шура…

        Она сняла плащпалатку. Он, сдерживая дыхание, почувствовал запах ветра и пороха от колючехолодного ворса ее шинели.

        – Говори все.

        Тогда она ответила полуласково:

        – Хочешь, сказку расскажу? Я много сказок знаю. Ты в детстве любил сказки?

        Он нащупал ее не отвечающие на его пожатие пальцы.

        – Мы стреляли, а потом… потом?..

        – А потом по орудиям стреляли танки, – договорила она, снижая голос.

        – А потом у нас кончились снаряды.

        – Снаряды?.. – повторил Кондратьев, глядя в огромное, переливающееся холодными звездами небо, на туманно искрящийся

 
Глорис подгузники официальный сайт crimeababyland.ru.

Фотогалерея

Bondarev 16
Bondarev 15
Bondarev 14
Bondarev 13
Bondarev 12

Статьи














Читать также


сказки
Рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Импонирует ли Вам видение ВОВ Бондарева Ю.В.?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту